zendra: (dream)
Александр Розов "Депортация" =
Понравилось, надо будет как-нибудь почитать другие тексты этого товарища (хотя говорят, у него герои сплошь положительные, а это уже не очень..).
Меганезия - вряд ли выполнимая в обозримом будущем, но в целом симпатичная утопия: прогресс науки и техники, конкурсный аутсортинг полезных функций государства (а неполезные ликвидированы), всяческие свободы для личности, и самое важное - никто не имеет права навязывать свои моральные неврозы окружающим. В классификации идеологий я не сильна, но Интернет просветил, что это - идеи современного технократического либертарианства.

*
свобода - это возможность открыто делать то, что кому-то не нравится
*
По законам Конфедерации Меганезия покушение на создание государства, как особо опасное преступление, карается высшей мерой гуманитарной самозащиты.
*
- ...основа Великой Хартии в том, что никто не может совершать произвольное насилие надо человеком!
- Произвольное объективное насилие, - уточнил Грендаль.
- А ударить по лицу - это не объективное насилие?
- Ударить по лицу - это объективное насилие. А действие, которое только для данного конкретного человека всё равно, что удар по лицу, - нет.
*
- ...Когда к нам в гости заходит одна милая дама, вегетарианка, мы не ставим на стол мясо. Это не из уважения к вегетарианскому учению, а просто чтобы не обидеть человека из-за ерунды.
- То есть, - сказал Секар, - если бы вегетарианцы потребовали прекратить употребление мясной пищи в общественных местах...
- ...То я бы демонстративно жрал сосиски в центральном парке, - закончил Грендаль.
- А если бы они не потребовали, а попросили?
- Тогда я бы не обратил на это внимания. Каждый вправе агитировать за что хочет, в пределах допустимого Великой Хартией, но эта агитация не вызывает у меня отклика.
- Иначе говоря, вы готовы пойти на уступки обременительным для вас странностям индивида, но не общественной группы?
- Верно. Потому что каждому индивиду свойственны какие-нибудь странности, но в общественной деятельности они неуместны.
zendra: (dream)
* Медленно шагая, Сиддхартха размышлял. И заключил, что он уже более не юноша, что стал мужчиной. Заключил, что одно оставило его, как змею оставляет её старая кожа, одного нет в нём более, а ведь это сопровождало его на протяжении всей юности, было неотъемлемо от него: желание иметь наставников и слушать наставления.
* Смысл и сущность не прятались где-то за вещами, они были внутри их, внутри всего.
* …Из этого мгновения, когда мир вокруг него исчез, когда он стоял один, как звезда в небе, из этого мгновения холода и робости Сиддхартха вышел, ещё более окрепнув самостью, ещё лучше владея собой.
* …Теперь же его освобождённый взор пребывал по сю сторону, он видел и узнавал зримое, искал своё отечество в этом мире, но не искал сущности, не целил в потустороннее. Мир был прекрасен, если смотреть на него вот так – ничего не ища, просто, по-детски.
* Познать же он должен самого себя. Конечно, он уже давно понял, что его самость – атман, по природе своей столь же вечный, сколь и Брахман. Но никогда он не обретал по-настоящему этой самости, потому что хотел поймать её неводом мысли. И не тело, конечно, было самостью, и не игра чувственных восприятий, но ведь точно так же не были ею ни мысли, ни разум, ни приобретённая мудрость, ни приобретённое искусство делать выводы и сплетать из старых мыслей новые. Да, этот мир идей находился тоже по сю сторону, и незачем было умерщвлять случайное «я» чувственных восприятий и пестовать взамен случайное «я» мыслей и учёностей. То и другое – мысли и чувственные восприятия – было по-своему замечательно, за тем и другим таился последний смысл, вслушиваться надлежало в то и другое, играть с тем и другим, ни то, ни другое не презирать и не ценить сверх меры, различать в том и другом тайные голоса сокровеннейшего.
* Все стараются угодить, все хотят добрых отношений, охотно уступают, мало думают. Дети – вот кто эти люди.
* Любовь можно вымолить, купить, получить в дар, найти на улице, но украсть её нельзя.
* Видишь ли, Камала: когда бросаешь в воду камень, он кратчайшим путём торопится ко дну. Вот так же бывает, когда у Сиддартхи есть цель, когда он принимает решение. Сиддхартха ничего не делает, он ждёт, он размышляет, он постится, но проходит сквозь мирские дела точно камень сквозь воду, ничего не делая, не шевелясь; его тянет, он позволяет себе упасть. Цель тянет его к себе, ибо он не допускает в свою душу ничего, что могло бы воспротивиться цели. Вот чему Сиддхартха научился у подвижников. Вот что глупцы именуют колдовством, полагая, что творят его демоны. Ничего демоны не творят, демонов не существует. Каждый сможет колдовать, каждый сможет достичь своей цели, если умеет размышлять, умеет ждать, умеет поститься.
* …Ему с лёгкостью удавалось со всеми разговаривать, со всеми вместе жить, у всех учиться – и однако же он отчётливо сознавал: что-то отделяет его от них, и это – его подвижничество. У него на глазах люди жили одним днём, как дети или животные, такая жизнь и нравилась ему, и вызывала презрение. Он видел, как они надрываются, как страдают и седеют из-за вещей, которые, на его взгляд, совершенно того не стоили, - из-за денег, из-за мелких удовольствий, из-за мелких почестей, - видел, как они бранят друг друга и оскорбляют, как сетуют на боль, над которой подвижник-самана только смеётся, и страждут от лишений, которых подвижник не замечает.
* Большинство людей, Камала, подобны сорванным листьям, которые порхают и кружатся в воздухе, и трепещут, и падают наземь.
Люди вроде нас наверное не умеют любить. Ребячливые люди умеют, и это их секрет.
* Ты тоже узнал от реки секрет, что время не существует?
Ничего не было, ничего не будет, всё живо здесь и сейчас.
* Кто подлинно ищет, подлинно желает найти, тот не может принять никакого учения. Тот же, кто нашёл, может одобрить любое, да-да, любое учение, любой путь, любую цель, ведь ничто более не отъединяет его от тысяч и тысяч других, живущих в вечном, дышащих божественным.
* Разве же ты не опутываешь его цепями твоей любви? Не смущаешь его каждодневно, не затрудняешь ему жизнь своей добротой и терпением?
* …никакого преимущества не имел перед ними мудрец и мыслитель, кроме одной-единственной мелочи, одной-единственной крохотной безделицы: сознания, сознательного помышления о единстве всего живого.
* И всё вместе, все голоса, все цели, все стремления, все страдания, все желания, всё доброе и злое, всё вместе было – мир. Всё вместе было – река бытия, музыка жизни.
* Искать – значит иметь цель. А вот находить – значит быть свободным, распахнутым настежь, не иметь цели.
* Мудрость непередаваема. Мудрость, которую мудрец пытается передать, всегда звучит нелепостью. Знание можно передать, а мудрость нет. Её можно отыскать, ею можно жить, можно ею преисполниться, творить с её помощью чудеса, но нельзя ни высказать её, ни проповедовать.
* Противоположность любой истины – тоже истина
* Мы подвержены иллюзии, что время есть нечто реальное. Время нереально
* Мир, друг Говинда, не является несовершенным и не проходит долгий, неспешный путь к совершенству, нет, он совершенен в каждый свой миг, все грехи уже несут в себе своё отпущение.
* Слова не идут во благо тайному смыслу; произнесённое вслух, всё тотчас же неизменно становится чуточку иным, чуточку поддельным, чуточку глупым
Ведь избавление и добродетель, сансара и нирвана тоже всего лишь слова, Говинда. Нет предмета под названием «нирвана»; есть только слова «Нирвана».
(Герман Гессе. Сиддхартха. Перевод с немецкого Н. Фёдоровой)
zendra: (dream)
Из Автобиографии Дарвина:

* Восстанавливая в памяти, насколько я в состоянии сделать это, черты моего характера в школьные годы, я нахожу, что единственными моими качествами, которые уже в то время подавали надежду на что-либо хорошее в будущем, были сильно выраженные и разнообразные интересы, большое усердие в осуществлении того, что интересовало меня, и острое чувство удовольствия, которое я испытывал, когда мне становились понятными какие-либо сложные вопросы или предметы.

* Если тяжело больные пациенты страстно стремились получить какую-либо странную и противоестественную пищу, отец спрашивал их, как пришла им в голову такая мысль; если они говорили, что сами не знают, он разрешал им попробовать эту пищу (что часто приводило к успеху), так как полагался на то, что больным свойственны своего рода инстинктивные желания; но если они отвечали, что слыхали, будто данная пища помогла кому-то другому, он наотрез отказывался санкционировать пользование ею.

* ...наука заключается в такой группировке фактов, которая позволяет выводить на основании их общие законы или заключения.

* Я обнаружил, правда, бессознательно и постепенно, что удовольствие, доставляемое наблюдением и работой мысли, несравненно выше того, которое доставляют какое-либо техническое умение или спорт. Первобытные инстинкты дикаря постепенно уступали во мне место приобретенным вкусам цивилизованного человека.

* ..В другой раз он рассказал мне, что видел в Италии у обочины одной дороги насос с благочестивой надписью, гласившей, что владелец устроил этот насос из любви к богу и родине, дабы усталые путники могли напиться. Это побудило Баббеджа внимательно осмотреть насос, и он сразу же установил, что путник, накачивая немного воды для себя, одновременно накачивал гораздо большее количество для дома владельца. Баббедж добавил: «Есть только одна вещь, которую я ненавижу ещё сильнее, чем набожность, – это патриотизм».

* ...в течение многих лет я придерживался следующего золотого правила: каждый раз, как мне приходилось сталкиваться с каким-либо опубликованным фактом, новым наблюдением или мыслью, которые противоречили моим общим выводам, я обязательно и не откладывая делал краткую запись о них, ибо, как я убедился на опыте, такого рода факты и мысли обычно ускользают из памяти гораздо скорее, чем благоприятные [для тебя]. Благодаря этой привычке, против моих воззрений было выдвинуто очень мало таких возражений, на которые я [уже заранее] по крайней мере не обратил бы внимания или не пытался найти ответ на них.

* ..отец мой дожил до восьмидесяти трех лет, сохранив ту же живость ума, какая всегда была свойственна ему, и все свои способности нисколько не потускневшими; и я надеюсь, что умру до того, как ум мой сколько-нибудь заметно ослабеет.

* В прежнее время у меня была привычка обдумывать каждую фразу прежде чем записать её, но вот уже несколько лет, как я пришел к заключению, что уходит меньше времени, если как можно скорее, самым ужасным почерком и наполовину сокращая слова набросать целые страницы, а затем уже обдумывать и исправлять [написанное]. Фразы, набросанные таким образом, часто оказываются лучше тех, которые я мог бы написать, предварительно обдумав их.

* Мне прочли вслух необычайное количество романов, и все они нравятся мне, если они более или менее хороши и имеют счастливую развязку, – нужно было бы издать закон, запрещающий романы с печальным концом. На мой вкус, ни один роман нельзя считать первоклассным, если в нём нет хотя бы одного героя, которого можно по-настоящему полюбить, а если этот герой – хорошенькая женщина, то тем лучше.

compris?

Jul. 10th, 2013 10:34 pm
zendra: (Default)
"...вся беда в том, что человек, во всяком случае массовый человек, с легкостью преодолевает эту свою потребность в знаниях. По-моему, у него такой потребности и вовсе нет. Есть потребность понять, а для этого знаний не надо. Гипотеза о боге, например, дает ни с чем не сравнимую возможность абсолютно всё понять, абсолютно ничего не узнавая... Дайте человеку крайне упрощенную систему мира и толкуйте всякое событие на базе этой упрощенной модели. Такой подход не требует никаких знаний. Несколько заученных формул плюс так называемая интуиция, так называемая практическая сметка и так называемый здравый смысл".

Недавно наконец-то прочитала "Пикник на обочине", и этот фрагмент как-то задел. Мне всегда казалось, что понимать что-либо - это знать, как и почему оно работает, ну хотя бы приблизительно и в общих чертах, иметь представление о каких-то физических и др. законах, замечать связи между явлениями и т.п. Т.е. понимание обязательно связано со знанием и мышлением. Вот примерно так:
"...размышление без понимания предмета бессмысленно. Большое удовлетворение может доставить простое созерцание мира, но это удовлетворение будет намного глубже, если мысль человека способна проникнуть сквозь видимую оболочку вещей и понять внутренние связи между ними". (П.Эткинс "Молекулы")
Page generated Jul. 26th, 2017 04:27 am
Powered by Dreamwidth Studios